08 Сентября 2017 года
Экспедиция
L'Officiel Voyage N°10 август 2017
Автор: Мария Разумова

Пройти не проехать

Бывшие офицеры Королевской морской пехоты Энтони Ламберт и Луи Незеркот идут пешком по пяти крупнейшим островам мира. Они намерены стать первыми людьми, которые пересекут Борнео, Новую Гвинею, Мадагаскар, Гренландию и Баффинову Землю без применения технических средств.

Пройти не проехать
Фото: Expedition 5

Участники экспедиции

Энтони Ламберт

28 лет. Родился в Корби. Детство провел на ферме у дедушки. В 18 лет поступил на службу в Королевскую морскую пехоту. В период службы посетил много стран и континентов: США, Германию, Францию, Албанию, Африку и Ближний Восток. В 2011 году был отправлен в Афганистан на корабле Herrick 14. В 2013 году оставил военную службу. Работал промышленным дайвером – ремонтировал супертанкеры в Южной Корее, участвовал в строительстве морской инфраструктуры на Фолклендских островах, работал на суше и на шельфе в Великобритании. В 2014 году был коммерческим дайвинг-медиком. В последнее время занимается дайвингом на западном побережье Шотландии.    

Луи Незеркот

Бывший коммандос Королевской морской пехоты, 10-летнюю военную карьеру начал в 17 лет и в составе вооруженных сил объездил почти весь мир, включая Европу, Индию, Америку, Африку, Норвегию, Ближний и Дальний Восток. В 2011 году был направлен вместе с Энтони Ламбертов в Афганистан,  где в составе экипажа Herrick 14 участвовал в боевых действиях. Из-за пост травматического стресса в 2016 году был комиссован со службы. После длительного восстановления в 2016 году выступал послом психологического здоровья от Великобритании на Играх Непобедимых (Invictus Games  –  международные мультидисциплинарные соревнования бывших и действующих военных, ставших инвалидами).

Цели и задачи экспедиции

28 лет. Родился в Бристоле. Бывший коммандо Королевской морской пехоты, военную карьеру начал в возрасте 17 лет. В составе Вооруженных сил побывал в Индии, Америке, Африке, Норвегии, на Ближнем и Дальнем Востоке. В 2011 году был направлен вместе с Энтони Ламбертом в Афганистан, где в составе экипажа Herrick 14 участвовал в боевых действиях. Из-за посттравматического стрессового расстройства в 2016 году был комиссован. После восстановления выступал послом психологического здоровья от Великобритании на международных мультидисциплинарных соревнованиях бывших и действующих военных, ставших инвалидами.

Expedition 5
Фото: Expedition 5

Пройденные острова

Борнео, он же Калимантан, – самый большой остров Азии и третий по величине остров в мире, расположен по обе стороны от экватора вблизи индонезийских островов Ява и Суматра, а город Понтианак, что в дельте самой длинной (1143 километра) островной реки в мире Капуас, стоит прямо на нем. Один из рукавов реки Капуас протекает в центре острова и впадает в реку Барито. На острове имеется гора более 4000 метров высотой, вулканы и весь набор тропических красот: в джунглях помимо типичных представителей экваториальной фауны, включая королевских кобр до шести метров и сетчатых питонов до десяти метров длиной, обитают мраморные кошки, обезьянки-носачи и дымчатые лагуры, малайские ящеры и птицы-носороги. Люди живут на острове 40 тысяч лет, а открыт европейцами он был лишь в середине XVI века благодаря экспе­диции Магеллана. Примечательно, что именно на этом острове живет самый богатый человек в мире – султан Брунея, государства, занимающего 1% территории острова. Большую же часть Калимантана (примерно 73%) занимает Индонезия, около 26% – Малайзия.

Новая Гвинея – второй по величине остров в мире и полная противоположность по климату Борнео. Вытянутый с северо-запада на юго-восток, этот тропический остров в Тихом океане недалеко от Австралии разделен вертикальной границей пополам между двумя государствами: западная часть острова принадлежит Индонезии, а восточная – Папуа – Новой Гвинее. В каждой части Новой Гвинеи есть собственная высокая (около 5000 метров) гора и полноводные горные реки. Береговая линия выглядит как непроходимые мангровые заросли местами до 35 километров шириной, через которые в глубь острова можно добраться только на лодке. Большая часть острова занята девственными тропическими лесами, включающими 11 тысяч видов растений, 600 уникальных видов птиц, свыше 400 видов земноводных, 455 видов бабочек и около 100 видов млекопитающих. Все животные на острове – сумчатые, как и в Австралии, от которой остров отделился относительно недавно, всего 8000 лет назад, в связи с повышением уровня Мирового океана.  

Изюминка острова – «Эдемский сад», обнаруженный в 2005 году изолированный от контактов и воздействий внешнего мира лес площадью 3 тысячи кв.км со множеством неизвестных науке или считавшихся исчезнувшими видов растений и животных, которые совершенно не боятся людей. Людям же здесь, как и на Борнео, стоит опасаться не только крокодилов и ядовитых змей, которых в лесах и болотах Новой Гвинеи огромное количество, но и каннибалов. История пропавшей в 1975 году экспедиции Рокфеллера и снятый об этом фильм с горой черепов – предупреждение, что в дремучих непроходимых лесах живут первобытные племена, не знакомые по сей день с одеждой, письменностью и милосердием. Так что в противовес раю, на острове есть и ад.

«Пересечь Борнео с востока на запад – это как добраться от Рима до Лондона»

Луи Незеркот – о картах, фобиях, крокодилах и людях.

Почему вы решились на этот эксперимент? 

Наша жизнь во время военной службы была очень насыщенной, а после выхода на гражданку стало скучновато, вдобавок у меня была посттравматическая депрессия, и мы подумали, не предпринять ли нам что-нибудь интересное. Мы решили показать, что выход из зоны комфорта помогает преодолевать не только расстояния, но и внутренние противоречия. 

Как вы выбирали острова?

Нам обоим был интересен остров Борнео. Мы знали, что остров – третий по величине в мире, после Гренландии и Новой Гвинеи, но никогда бы не подумали, что еще никто не пересекал ни Борнео, ни Новую Гвинею, ни Мадагаскар, ни два других острова из пятерки самых больших пешком. Интересно, что все острова очень разные и при этом почти одинаково неизведанные. Самый неизученный остров – Новая Гвинея. Борнео, Мадагаскар и Баффинова Земля также еще полностью не исследованы. Особняком стоит только Гренландия: различные экспедиции отправляются туда каждый год.

Фото: Expedition 5

Используете ли вы в экспедициях карты и навигационные системы?

Так как значительная часть островов до конца не изучена, отсутствуют и современные карты местности. Большая часть наших карт датирована периодом Второй мировой войны. Они очень неточные и, честно говоря, мало помогают. Несколько раз случалось, что на карте была указана некая точка, а на деле она располагалась в 10–15 километрах в сторону. Снимки со спутника на Google.Earth тоже приносят мало пользы. В реальности все выглядит совсем иначе, поэтому мы в какой-то степени являемся еще и картографами.

С какими еще сложностями вы сталкиваетесь?

Во-первых, тяжело осознавать реальные размеры островов. Когда говоришь «остров», людям кажется, что это что-то маленькое. Пересечь Борнео с востока на запад – это как добраться от Рима до Лондона, а мы эту дистанцию преодолели пешком! Во-вторых, до похода мы и представить не могли, насколько «игры разума» могут влиять на наши действия. Как бывшие морские пехотинцы, мы отлично подготовлены и можем справиться с большим количеством трудностей, чем среднестатистический человек, но джунгли – это совершенно другая среда, здесь надо быть предельно собранным и целеустремленным до упертости. Во время путешествия меня не раз посещали мысли о том, что я здесь делаю и почему бы мне не найти нормальную работу.

Назовите самые опасные ситуации, в которые вы попадали?

Я едва не утонул в реке, застряв в ветке упавшего на дно дерева, и еще было несколько встреч с большими крокодилами.

Expedition 5
Фото: Expedition 5

А племена, живущие на островах, опасны?

Когда встречаешься с местными, понимаешь, насколько сильно они отличаются от нас. Когда ты общаешься с людьми из Европы, ты умеешь их считывать и представляешь, чего от них можно ожидать. На островах же ты совершенно не понимаешь местных жителей, не можешь знать наверняка, рады они или недовольны, некоторые вещи, у нас уже давно не принятые, до сих пор считаются у них нормой, и это тоже создает дополнительный стресс. 

Почему вы выбрали именно Энтони своим партнером по экспедиции?

Во время службы в Афганистане мы неоднократно были вместе в очень опасных ситуациях и привыкли полагаться друг на друга. Доверие как на войне, так и при прохождении неизведанного острова – основа основ. Мы даже ругаемся как семейная пара (смеется).

Как вы готовитесь к поездкам?

Мы проводим много времени в Бодлианской библиотеке Оксфордского университета и тщательно изучаем всю информацию по островам. Большая часть материалов содержится в старых книгах и рассказах о первых поселенцах, тех самых, которых часто съедали племена аборигенов.

Обычно приготовления занимают три месяца. Мы проходим медосмотр, тренируемся, исследуем маршруты и обсуждаем, как лучше добраться до острова, как там лучше передвигаться, какие там обитают звери, к какой погоде лучше готовиться, обсуждаем, как подобраться к воде, какие таблетки с собой взять и так далее.

Как формируется содержимое вашего рюкзака?

Весь багаж мы должны нести на себе, по 20-30 миль в день в жару, дождь, холод, по болотам, лесам и горам, поэтому стараемся рассчитать все до граммов и не брать ничего лишнего.

Сколько килограммов веса обычно теряете за поездку?

За путешествие по Новой Гвинее я потерял 10 килограммов, причем речь идет именно о мышечной массе. Иными словами, к концу поездки я был очень истощен.

А сколько длится каждая экспедиция?

В Новой Гвинее мы провели 60 дней. Столько же планировали оставаться и на Борнео, но справились за 39 дней. 

Вы прошли два острова, впереди еще три – Мадагаскар, Гренландия и Баффинова Земля. Когда вас там ждать?

Мадагаскар в плане на октябрь – ноябрь этого года. В апреле – мае 2018-го мы будем в Гренландии, а июль и август проведем на Баффиновой Земле.


Дневники

БОРНЕО

18 ноября 2016 года
Тенггаронг

Приблизительно в 08:00 (по местному времени и в полночь по британскому) в среду 16 ноября мы выдвинулись с восточного побережья острова Борнео к западному, начав первый этап нашего 1408-километрового путешествия. Перед отправлением мы сфотографировались с местными жителями, которые были крайне заинтригованы тем, что мы собирались сделать, и, кажется, всячески желали нам удачи. Хотя нельзя исключать, что наши ограниченные языковые навыки не позволили нам понять смысл сказанного, и возможно, они просто назвали нас чокнутыми. 

23 ноября
Муарахлава

С начала экспедиции прошло семь дней. Уже ясно, что карты, которые мы используем, устарели и изобилуют неточностями. Один раз тропа, отмеченная на карте, привела в непролазную глушь, где нас ждал крокодил. К счастью, мы были ему совершенно неинтересны, и он пошел своей дорогой, а мы – своей, в поисках дороги.

Мы продолжаем движение на запад, от одной деревни до другой. Было несколько очень сложных дней, особенно тяжело дался 10-часовой вынужденный простой, когда под палящим зноем, обгоревшие и со стертыми ногами, мы пытались сориентироваться по картам и осознавали, что не слишком-то продвинулись по сравнению с предыдущим днем. Территория острова Борнео огромна, и в пути не думать об этом невозможно.

Зато местные жители встречают нас в каждой новой деревне все более радушно. Нас кормят, разрешают остаться на ночлег. Особенно радуются дети. В Кеданге мы были первыми белыми за всю историю существования деревни. В честь этого события было организовано фантастическое торжество.

Expedition 5
Фото: Expedition 5

1 декабря
Демпар, Центральный Калимантан

...Несколько дней назад мы добрались до деревни Демпар и выяснили, что дальше пути нет. Нам сообщили, что придется вернуться на сто километров назад. Катастрофа! 

...Но больше нам запомнился переход от деревни Сембуан. Мы вышли 27 ноября и планировали дойти до следующей деревни в тот же день. Но с наступлением ночи стало ясно, что одним днем дело не ограничится. Мы разбили лагерь в джунглях, натянули гамаки и брезентовый тент. К трем часам под тропическим дождем мы вымокли до нитки. А еще оказалось, что наши сопровождающие неправильно рассчитали запасы еды, и мы были вынуждены ограничить порции. 

...Мы продвигались по старой дороге, построенной во времена, когда на Борнео началась вырубка лесов. Эрозия и природа потрудились над тем, чтобы стереть эту дорогу с лица земли, а мосты над мощными потоками давно обрушились. 

...На закате наш юный сопровождающий Чарли сообщил, что мы находимся рядом с лоджем, в котором он с родителями ночует во время охоты. Добравшись до бамбуковой хижины посреди тропического леса, мы обнаружили там запас ямса. В жизни мы не ели ничего более вкусного, чем этот ямс.

18 декабря
Западный Калимантан

…Нам рассказали об одной местной знаменитости – мужчине по имени Бапа Яко. Он живет в деревянном доме рядом с мостом и точно сможет проводить нас до Западного Калимантана (наименее изученной области Борнео). Прекрасно! Значит, мы скоро завершим свое путешествие и к Рождеству вернемся домой, целые и невредимые. Экспедиции – плевое дело. 

Мы вышли до рассвета и поспешили вдоль реки в деревню Тумбанг-Сукрун, где жил Бапа Яко. У реки стоял деревянный дом, но в нем никого не было. Прелестно! Нам оставалось только ждать. К вечеру появился Бапа Яко. Атлетически сложенный, сильный, с длинными темными волосами и налобным фонариком, он пригласил нас на ночлег…

После ужина мы рассказали о своем дальнейшем маршруте. Он сказал, что на пути много гор, но пройти можно. Мы хотели пойти по лесовозной дороге, потом свернуть в джунгли, пересечь их и добраться до Западного Калимантана. Бапа Яко сказал, что путь займет неделю, примерно как мы и предполагали. И еще он сказал, что готов сопровождать нас. От таких чудесных новостей мы воспряли духом.

На следующий день, плотно позавтракав кабаньей головой с рисом, мы пустились в путь. Наши рюкзаки были набиты едой на девять дней пути. Мы прошли километров десять до реки и стали готовиться к переправе, когда заметили, что Бапа Яко медлит. Тут он повернулся к Энтони и сказал: «Ma av Mr» («простите, мистер»). И повернул назад в свою деревню. Легендарный воин просто бросил нас.

Мы приняли решение продолжать путь...

Мы пересекли реку и пошли по тропе вглубь джунглей. Примерно через километр тропа полностью исчезла и растения сомкнулись перед нами.

Чтобы не сбиться с пути, а это была  практически невыполнимая задача, мы сбросили снаряжение и стали прорубать себе путь сквозь непроходимые 100-метровые заросли. Мы продвигались вперед, потом возвращались за вещами – и так трижды. Затем джунгли превратились в заболоченную холмистую местность, покрытую высокими деревьями и зарослями колючих растений. Кое-где склоны холмов были настолько круты, что нам приходилось использовать альпинистские веревки, чтобы поднимать снаряжение вверх и спускать вниз. Было невыносимо трудно: ужасная почва, тяжеленные сумки и тропическая жара – все способствовало тому, чтобы замедлить наше передвижение и усложнить путешествие. За три мучительных часа мы преодолели меньше двух километров...

20 декабря
Западный Калимантан, джунгли 

Одни, в непроходимых джунглях и с небольшим запасом еды (две пачки по 400 граммов сухой лапши в день на 40 километров пути), при полном отсутствии энтузиазма – ситуация была критической...

Последовали четыре самых трудных дня в нашей жизни. Вдвоем, без сопровождающего, мы пересекли горный хребет Кал-Бар (Западный Калимантан) с извилистыми тропами и с массой опасных оврагов. Нас постоянно кусали насекомые. Жара и высокая влажность делали любой укус и порез чрезвычайно опасными, так как через любую рану в организм могла попасть инфекция.  Каждое утро мы просыпались от какофонии звуков насекомых, птиц и приматов, явно состязавшихся за звание самых громких существ в джунглях.

Наконец, вечером четвертого дня мы подошли к реке, разбили лагерь и решили хорошенько поспать, перед тем как приступить к осуществлению самой важной части нашего нового плана.

Expedition 5
Фото: Expedition 5

...Мы решили построить плот и отправиться на нем в деревню в 35 километрах ниже по течению. К счастью для нас обоих, у меня был опыт строительства плота для благотворительной гонки в порте Патрик, а Луи смог вспомнить эпизод программы британского путешественника и телеведущего Рэя Мирса, в котором тот конструировал бамбуковый плот.

К несчастью для нас обоих, плот затонул меньше чем через минуту после отплытия. Еще четыре часа работы с бамбуком, и наш HMS Elson и импровизированные весла были готовы.

С сомнением мы начали спуск по реке Мелави. Первые 10 минут прошли великолепно, мы двигались плавно и быстро и с каждым километром чувствовали приближение цивилизации. Счастье длилось недолго. Вскоре поток подхватил нас, выгрести не получалось, и мы были вынуждены отдаться во власть стихии и надеяться, что нас не занесет под поваленные деревья. 

После нескольких часов жесткого рафтинга и тропического шторма наши нервы были на пределе, и мы умирали от голода. К счастью, мы добрались до спокойных вод, и оставалось только молиться, чтобы любое божество уберегло нас от какой-нибудь напасти. На этот раз все обошлось, остаток сплава прошел спокойно. Мы прошли боевое крещение, и река вознаградила нас бесподобными видами.

Первым поселением, в которое мы прибыли, стал Кал-Бар. Местные жители на берегу реки не могли поверить своим глазам, когда два белых человека появились из-за гор на разбитом плоту. Вскоре мы на ломаном индонезийском рассказывали им о своем путешествии и ели горячий ужин – после двух недель на пайке из двух пачек лапши в день мы опустошили тарелки очень быстро.

29 декабря
Понтианак 

Город Понтианак получил свое название от слова, которое обозначает женщину-вампира. По легенде, такие существа жили тут до появления города и любили нападать на ничего не подозревающих мужчин и питаться младенцами. К счастью, нам не довелось встретиться с этими восхитительными дамами во время пребывания в городе. 

...Понтианак находится в 25 километрах от западного побережья Борнео, куда мы и должны были добраться, чтобы считать нашу экспедицию завершенной. Взяв с собой только флаг и GPS, мы отправились в путь и вскоре достигли финиша. 

Позади 1395 километров и 39 дней пути, джунгли, горы, реки и дороги. Дело сделано.

ПАПУА – НОВАЯ ГВИНЕЯ

18 апреля 2017 года
Маданг

Мы прибыли в Маданг, в небольшой аэропорт Буш на северном побережье Папуа – Новой Гвинеи. Нас встречал местный врач, высокий мужчина по имени Джуд, и его жена Энн. Они отвезли нас к себе, в дом на окраине города. По пути бросались в глаза толпы праздношатающихся людей. Едва заметив машину и белых пассажиров, они уже не отводили взгляд. Каждый раз у нас по спинам начинал бежать холодный пот. Джуд тем временем кричал и махал руками друзьям, которые снова и снова встречались нам по пути, а Энн расспрашивала нас о поездках и семьях. 

Наконец мы добрались до дома, окруженного ухоженным тропическим садом. Нас познакомили с братом Энн Терри и их тремя детьми.

...За обедом Энтони спросил Джуда, что случилось с рукой их сына Терри, так как тот был с повязкой. Джуд спокойно рассказал, что это рана от мачете, которым в драке размахивал парень из соседнего поселка. 

Expedition 5
Фото: Expedition 5

18 апреля
Богажим

...В тот вечер миссис Банаг (местная учительница, приютившая путников в Богажиме. – Прим. ред.) и ее младшие дети, близнецы Гордон и Джордан, попросили нас приготовить кокосы для ужина. Пока мы натирали упругую мякоть, хозяйка потчевала нас историями и легендами. Больше всего нам запомнился рассказ о первых миссионерах, которые проделали долгий путь до Богажима лишь для того, чтобы быть съеденными местными жителями вместе с ботинками...

27 апреля
Долина реки Раму

...Первый этап нашего путешествия завершен, и мы направились вниз по горному хребту Финистерре в широкую долину Раму. По мере движения к шоссе в долине наше волнение возрастало – мы приближались к одной из самых опасных дорог в мире, здесь регулярно происходят ограбления, похищения и убийства.

Мы полагали, что нам повезло, ведь нашим помощником по эту сторону горы должен был стать один из самых осведомленных полицейских во всей Папуа-Новой Гвинее. Но к сожалению, он не подходил к телефону. После тени пальмовых плантаций шоссе обдало нас жгучим жаром. Оно словно гигантский противень в духовке лежало, раскаленное, посреди долины. И исходящее от него пекло тут же стерло воспоминания об относительно прохладных джунглях, в которых мы провели последние несколько дней. Пот полился с нас ручьем. Мы стояли на обочине и пытались дозвониться нашему полицейскому. Вокруг нас начали собираться местные работяги. Крепкие парни с мачете окружили нас. Некоторые улыбались и предлагали помощь, другие не переставая оглядывали нас с ног до головы и проявляли скорее агрессию, переводя взгляд с часов на ботинки и с ботинок на сумки. Чувство защищенности, которое было в сельских общинах джунглей, мгновенно испарилось, и мы почувствовали тяжесть в ногах от волнения. Стенли, наш сопровождающий, также был встревожен, он повернулся ко мне и тихо сказал: «Некоторые люди здесь хорошие, некоторые – плохие, нам лучше уйти». Я вспомнил слова миссис Банаг о том, что самым безопасным местом здесь является начальная школа Дампу в 45 минутах ходьбы. И мы направились туда, потому что последнее, чего я хотел, – это оставаться на месте в такой неоднозначной ситуации...

Expedition 5
Фото: Expedition 5

27 апреля
Дампу

...В Уотеррайсе мы ночевали у Майкла, одного из лидеров местной общины. Он запретил подросткам, которые хотели пойти вместе с нами, уходить дальше чем на пять километров. Причина проста. Год назад ребята из Уотеррайса повздорили с подростками из соседней деревни из-за украденной банки «Пепси». По разным показаниям, в результате было убито от 10 до 28 человек – жизнь здесь ценится намного меньше банки газировки. Майкл не хотел, чтобы снова пролилась кровь, а это обязательно случилось бы, пойди подростки с нами.

«А как же мы?» – задали мы вопрос после всей истории. 

«С вами, ребята, все будет в порядке, вы белые», – ответил Майкл.

На следующее утро Луи выглядел болезненно бледным. Я подумал, что он просто нервничает перед предстоящим днем.

«Дружище, я готов к походу», –  сообщил он мне и добавил, что это будет так же сложно, как верблюду пройти через игольное ушко. Иными словами, почти невозможно. Было очевидно, что он страдал от тропический лихорадки, но все еще надеялся, что вылечится также быстро, как и заболел. И вот мы с вооруженной до зубов группой подростков снова вышли на шоссе. Состояние Луи стремительно ухудшалось. Когда мы добрались до границы поселения Уотерайс и закончились те самые критические пять километров,  один из провожатых  сказал, что готов продолжить путь в соседнюю деревню несмотря на запрет лидера общины и убедиться, что мы в безопасности. Не желая спровоцировать новую войну из-за газировки, мы отказались и отправились самостоятельно по мосту в поселение на территории района Новой Гвинеи под названием Антиганон.

Мы дозвонились нашему помощнику,  и он объяснил, что нам нужно двигаться еще несколько километров до следующей деревни и спросить там Бена.

…Все встреченные нами по пути, смотрели на нас настороженно. Мы шли молча.

Жара становилась все нестерпимее. К тому момент, когда мы добрались до нужной нам деревни, Луи был почти в бреду. Далеко не лучшее место, чтобы болеть. Нас окружили сотни молодых людей, все вооруженные мачете, топориками, ножами и другими острыми предметами.

Одной рукой поддерживая своего товарища, другой проверяя досягаемость своего ножа, я медленно в тишине двигался на толпу смотрящую на нас темными недобрыми глазами. От группы отделился высокий мускулистый старик. Его улыбка поначалу не внушила мне доверия, но он сердечно пожал нам руки и сообщил, что доставит нас к Бену.

...Дома в деревне представляли собой эклектичный микс: пальмовые ветки и листья, а также металлические конструкции. При встрече Бен подтвердил, что если бы наши провожатые пересекли мост между деревнями, они были бы убиты. Опасное место Папуа-Новая Гвинея. Луи благополучно разместился на кровати в маленьком доме, не особенно задумываясь о том, сколько вокруг опасных людей, вооруженных острыми предметами. Я весь день общался с Беном. Он подробно рассказал о событиях предыдущего года вокруг банки газировки, а еще, например,  о том, как его народ был воскрешен из мертвых колдунами. Через два дня Луи почти полностью восстановился, и мы продолжили наше путешествие.

3 мая 2017 года
Антиганон

...Вечером, когда мы паковали вещи, я заметил в дверях гигантский силуэт и рядом фигуру поменьше – это был Викки, помощник управляющего ранчо, где мы останавливались, и наш следующий сопровождающий, воин по прозвищу Ишмаил. Ростом примерно шесть футов четыре дюйма (193 сантиметра – Прим.ред.) и с ладонями как большие лопаты, Ишмаил с улыбкой пожал мне руку так, что чуть ее не вывихнул. Я сразу проникся доверием к этому парню.

Мы выдвинулись рано и вскоре уже оказались по пояс в грязи, нам надо было пересечь реку Маркем, но добраться до ее берега оказалось совсем не просто...

В конце концов мы добрались до воды. Ишмаил, по виду совершенно не утомленный, указал, где пересечь реку. Мы отчаянно боролись с течением. Поскольку я значительно ниже проводника, то находился по горло в воде и изо всех сил пытался не упустить дно из-под ног, продвигаясь в бурном потоке. Через несколько часов борьбы со стихией, совершенно обессиленные, вымокшие и нахлебавшиеся воды, мы наконец оказались на другом берегу. Иш расплылся в широкой улыбке и сказал: «Мы хорошо все сделали, мы счастливчики. В этой реке очень много тук-туков (крокодилов)».

...На ночлег мы остановились в селении, где проживает человек 600. Не успели мы разместиться в гамаках, как подошел молодой парень по имени Джеффри и спросил, не хотим ли мы увидеть японский самолет. «Японский самолет в вашей деревне?» – спросил я. Он имел в виду самолет, упавший во время Второй мировой войны всего в нескольких метрах от места, где мы спали. Парень очень хотел показать нам эту достопримечательность.  Когда Джеффри вырубил длинный куст травы, нашим взглядам открылся японский истребитель, изрешеченный пулями. Я был потрясен, увидев этот обломок истории прямо перед собой. 

Expedition 5
Фото: Expedition 5

21 мая 2017

Звон прорезал воздух, вытряхнув нас обоих из нашего некрепкого сна. Рассвет пробудил и жильцов Винима. Как пуля Хеннис, наш гид, вбежал в хижину. В тишине Лу и я приступили к нашей хорошо отрепетированным утренним упражнениям:

– свернуть и упаковать гамаки;
– сложить высушенную одежду
– вскипятить воду;
– выпить горячий напиток на выбор;
– съесть банан/сладкий картофель;
– изучить карту/навигатор и попробовать представить, какие немыслимые подвиги ждут нас в этот день...

...Наш гид Хеннис сообщил, что впереди последняя гора, на которую надо подняться перед спуском к берегу океана. Только такая мотивация нам и требовалась, и уже к середине дня мы с Луи сидели на вершине, ожидая, пока гид догонит нас. К сожалению, мы выбрали место рядом с гнездом слепней и вскоре насекомые облепили наши потные после стремительного восхождения тела. Cтоило нам одеть на спину рюкзаки, как насекомые начали нас отчаянно жалить. Луи укусили несколько раз, так что два бывалых путешественника бежали вниз с горы, как пара перепуганных школьниц.

В тот вечер нас приютил человек по имени Джоб. Пока его жена готовила ужин, мы вели беседы, сидя у очага на сухом бамбуке, в доме с травяной крышей. Уже не в первый раз за нашу поездку мы оказались в центре внимания и повторяли рассказы о путешествии и о нашей службе в Афганистане. Мы оба были удивлены, что даже в самых отдаленных частях планеты люди в курсе афганских событий. Мне кажется, что причина осведомленности жителей Новой Гвинеи – их привычка курить. Почти все в стране курят, но отсутствие денег и доступа к внешнему миру приводит к тому, что в большинстве деревень люди выращивают табак сами. Часто этот табак заворачивают в сухие листья, но самым распространенным типом сигареты является банальная самокрутка из газеты. 

В результате население острова на удивление грамотно и обладает широким кругозором в области международных отношений, поскольку, как правило, перед тем как разорвать газеты на самокрутки, они их читают.

После долгого дня и огромного количества потраченных сил и нервов мы спустились по хребту и, к счастью, нашли реку (мы пробыли без воды последние два часа и, мягко говоря, очень хотели пить), затем мы дошли до поселения, известного местным как Лохматая деревня  и устроились тут ночлег, помывшись и поужинав запечеными бананами.

...В следующем поселении под названием Бульдог Камп вы встретили Симон, который поразил нас своей светлой кожей и рельефными мускулами. Впрочем, пробыв в Новой Гвинее месяц, мы начали привыкать к тому, насколько непохожи здесь люди друг на друга в разных районах.

Expedition 5
Фото: Expedition 5

История о том, как два белых человека шляются по Новой Гвинее, Симона не впечатлила. «Это не Англия. Это не Австралия. Это Папуа-Новая Гвинея, а здесь реальная опасность», – сообщил он, обосновывая свою идею сопровождать нас на оставшемся отрезке пути.

...Мы погрузились  в надувную моторную лодку Симона и, услышав звук ее мотора, улыбнулись друг другу. Вскоре мы снова были в Терапо, откуда начиналось наше путешествие.

***

Всего, с севера на юг Новой Гвинеи мы преодолели 695 километров, из которых около 200 – по шоссе, 400 – по горам и джунглям, 95 – на самодельном плоту вниз по реке Лакекаму.


Острова для будущих путешествий

МАДАГАСКАР

Четвертый по величине остров в мире расположен в Индийском океане и довольно густо заселен как животными, так и людьми. Он отделился от Африки более 160 миллионов лет назад и «отвалился» от Индии тоже очень давно, примерно 80 миллионов лет назад и потому практически вся флора и фауна на нем уникальна, - десятки миллионов лет она развивалась автономно и включает множество давно вымерших на Земле видов. Но поток людей, начиная с прибывших с Борнео около двух тысяч лет назад папуасов, затем через тысячу лет африканцев и арабов, затем еще через 500 лет европейцев - пиратов, миссионеров и колонизаторов с рабами вылился в население более 26 миллионов человек, что пагубно сказывается на экосистемах острова и грозит им гибелью, однако все народы внесли свой вклад в самобытную культуру острова. Половина населения практикует культ предков, что не такая уж и редкость на экваториальных островах, но фамадихана – обычай раз в 7 лет вынимать из могил усопших и облачать останки в новые шелковые саваны, танцуя и напевая с ними на руках, а потом убирать в подземные склепы возле домов, чисто мадагаскарское «изобретение». Особенно трогательная деталь, помимо приглашения на веселый пир всей родни и артистов, это раздача кусочков подстилки, на которой носили труп, – весьма ценного талисмана от всех болезней, включая бесплодие.


ГРЕНЛАНДИЯ

Самый большой остров на земле Гренландия тает на глазах в буквальном смысле этого слова: многокилометровые глыбы льда отваливаются от него в связи с глобальным потеплением. Летом его прибрежная часть (кое-где шириной до 250 км) соответствует названию, но более 80% территории острова покрыто ледяным щитом высотой от 600 метров до трех с лишним километров, это второй в мире по величине ледяной щит (после Антарктиды). Самая высокая точка горного хребта достигает 3700 метров. За последние 20 тысяч лет из-за таяния ледников Гренландии уровень мирового океана поднялся почти на 5 метров, а если он растает полностью, то поднимется еще на 7 метров. Суровая природа тундры и арктической пустыни соответствует не менее суровому арктическому климату, что делает трудным добычу нефти, газа, урана и свинца, обнаруженным на острове. Бурый уголь, мрамор и графит также присутствуют. Остров полностью принадлежит Дании, но имеет автономию, входящую в десятку самых богатых стран мира и с самой маленькой столицей на планете - 14 тысяч человек. Всего на огромной площади в два с лишним миллионов кв.км живет чуть больше 63 тысяч человек, потомков эскимосов, викингов и североевропейских колонизаторов.

БАФФИНОВА ЗЕМЛЯ

К западу от Гренландии за Полярным кругом лежит Баффинова Земля, пятый по величине остров на нашей планете, канадская территория, названная в честь первого описавшего его (считай, открывшего широкой публике) в 1616 году британского мореплавателя и ученого Уильямя Баффина. Он, как Колумб в Америке, – официально признанный первооткрыватель, хотя на более ранних картах Гренландии рядом с ней изображен неизвестный и неназванный остров, а при раскопках там были найдены предметы древнеэскимосского быта, некоторые из которых схожи с древнеирландскими и норвежскими эпохи бронзового века. Минусовая температура в середине лета типична для этих суровых мест, а ледники в центре острова не тают никогда, поэтому на огромном острове постоянного населения всего 11 тысяч человек, в основном оленеводы и рыбаки местных племен, а также переселенцы – ученые, строители, учителя, врачи, администраторы.