30 Ноября 2017 года
Где-то там
США, Новый Орлеан
L'Officiel Voyage N°12 ноябрь 2017
Автор: Марина Матвиенко

Стойка за стойкой: исторические бары Нового Орлеана

Бары Нового Орлеана – больше чем бары, это места, где родились и живут городские легенды. Город, где коктейли считают народным достоянием, невозможно понять, не заглянув хотя бы в пять-шесть его исторических питейных заведений. Старинные барные стойки помнят, что пили Хемингуэй и Синатра, бонапартисты и солдаты Конфедерации, королева вуду и пират-патриот.

Стойка за стойкой: исторические бары Нового Орлеана
Фото:  alamy/vostock photo

Napoleon House Bar and Café
500 Chartres Street

Крюшон Pimm’s №1, джин, лимонад и огурец. Рецепт коктейля Pimm’s Cup знает каждый в городе, как и то, что самую сбалансированную и освежающую его версию готовят в Napoleon House. На закуску идут маффулетты, блюдо, изобретенное итальянскими иммигрантами, горячие сэндвичи с начинкой из мяса, сыра, оливок и салата. 

Фото:  alamy/vostock photo

С едой и питьем хорошо расположиться в патио, около фонтана, под финиковыми пальмами, чтобы рассматривать публику и ждать появления Дамы – призрака молодой женщины, которая умерла или была убита в этом дворе. Когда идет дождь, бар с облупившимися стенами с автографами гостей, старыми фотографиями владельцев, портретами Бонапарта и оперной подборкой на фоне создает ощущение убежища. Жаль, что Наполеон не успел оценить здешний уют. Первый мэр Нового Орлеана, Николя Жиро, готовил побег императора с острова Святой Елены, а дом, где сейчас кафе, перестроил под резиденцию. Корабль «Серафина» собирался в секретный рейд за императором, когда пришло известие о смерти Наполеона. Но название Napoleon House закрепилось.


Lafitte's Blacksmith Shop
941 Bourbon Street

Корсар, работорговец, шпион и контрабандист Жан Лафит стал национальным героем Луизианы, когда помог будущему президенту Эндрю Джексону победить англичан в битве за Новый Орлеан в 1815 году. Бар «Кузница Лафита» занимает одноэтажный серый дом с деревянными ставнями и простецкими интерьерами в духе французской провинции эпохи Луи XV c 1933 года. Двести лет назад в доме работала кузница, которой владел один из капитанов флотилии Лафита. Жан и его брат Пьер сбывали тут пиратскую добычу и контрабанду. 

alamy/vostock photo
Фото: alamy/vostock photo


Можно представить, как каперы приходили в кузницу ночью на тайные встречи, активно торговались, как Лафит бил кулаком по столу и кружки с ромом разлетались по комнате. В современном баре все самое интересное тоже начинается после заката. Старинное помещение и маленький дворик, окруженный банановыми деревьями, освещается только свечами. Компании гостей кутят под талантливую игру пианиста «Кузницы» и испытывают стойкость организмов специалитетом бара – смесью бурбона и виноградной водки Everclear 190, коктейлем Voodoo Daiquiri, прозванным «фиолетовым пойлом». 

Old Absinthe House
240 Bourbon Street

В битве списков известных гостей бар Old Absinthe House побеждает в номинации «Самые неординарные люди своего времени»: Марк Твен, Оскар Уайльд, верховная жрица и королева вуду Мари Лаво, английский поэт и каббалист Алистер Кроули, Франклин Рузвельт, Фрэнк Синатра, Лайза Миннелли. Во Французском квартале говорят: «Все, кого вы когда-либо знали и когда-либо узнаете, рано или поздно придут в Old Absinthe House». Например, по подземным тоннелям. Не случайно Жан Лафит организовал здесь встречу с генералом Джексоном. Постоянный «офис» капера в кузнице и Old Absinthe House связывали ходы, прорытые под Бурбон-стрит. В случае неудачных переговоров пират мог сбежать или получить подмогу. За два века истории бар однажды тоже уходил в подполье – с 1920 по 1933 год, во время сухого закона, – а с 1912 по 2007 год скрывал некоторые напитки под стойкой из-за запрета абсента в США. Сейчас в Old Absinthe House дегустируют абсенты из Франции, Австрии и Швейцарии и новоорлеанскую классику: коктейли «Олд-фэшенд», «Сазерак», «Рамос джин-физ», «Плантаторский пунш», мятный джулеп. 

Pat O’Brien’s, бар
718 St. Peter Street

«Гроза собирается», – шептали пароль страждущие в чуть приоткрытую дверь заведения Mr. O’Brien’s Club Tipperary, где в 1920-е сухой закон уважали, но не соблюдали. В декабре 1933 года, в день отмены запрета на алкоголь, бар поменял название на Pat O’Brien’s и с той поры работал открыто. 

Фото:  alamy/vostock photo

«Что случилось в Новом Орлеане, остается в Новом Орлеане» – эти слова повторяют участники тысячи «Больших отрывов» – лихих пирушек, удалых студенческих каникул, мальчишников и девичников с точкой отправления из Pat O’Brien’s. Отсюда удобно начинать рейд по барам Французского квартала и непременно стартовать с коктейля Hurricane (англ. «Ураган»): темный ром, сок маракуйи, сок лайма. Рецепт придумал сам мистер О’Брайен во время Второй мировой войны, чтобы избавиться от излишков рома, который он купил в нагрузку к дефицитным виски и ликерам. В Pat O’Brien’s всегда многолюдно, и когда толпа раздражает, допивайте свой Hurricane по пути в следующий бар. Здесь можно пить алкоголь на улице, если бармен нальет его в пластиковый стакан, go cup.


Tujague’s, бар и ресторан
823 Decatur Street

Случайные гости смакуют в Tujague’s новоорлеанский гамбо, черепаший суп, устрицы брошетт. Знатоки заказывают блюда по семейным рецептам, которые в 1852 году молодожены-эмигранты Гийом и Мари Туджок привезли из Бордо в растущий как на дрожжах Новый Орлеан. Супруги открыли заведение Tujague’s, где мадам Мари ввела традицию поздних «завтраков мясника», которые теперь называют бранчами, – для матросов, рабочих доков и торговцев с рынка. 

Фото: wikimedia commons

Нарасхват шли острые креветки под соусом ремулад и говяжья грудинка с хреном. Пиво стоило четыре цента, его пили у стойки перед кипарисовым баром с зеркалом, доставленным из парижского бистро. За той же стойкой позже изобрели коктейли «Кузнечик» и «Виски-пунш». А на 160-летие бара из ржаного виски, коньяка, абсента и горькой настойки Peychaud's здесь смешали самый забористый «Сазерак» в городе. Марк Лэттер, глава уже третьей династии, владеющей Tujague’s, поднял на юбилее бокал за постоянных клиентов и знаменитостей, побывавших в баре за полтора века. В гостевой книге Tujague’s в свое время отметились Теодор Рузвельт, Гарри Трумэн, Дуайт Д. Эйзенхауэр, Шарль де Голль, Джон Д. Рокфеллер, Харрисон Форд, Дэн Эйкройд и др.


Carousel Bar
214 Royal Street

Барная стойка вращается под куполом старинной карусели с картинками и яркими лампочками. Певица у рояля исполняет хиты Луи Армстронга и Коула Портера. В Новом Орлеане в голову не приходит заказывать пина-коладу или дайкири. Здесь пьют крепкие коктейли вроде горьковатого Vieux Carré (от фр. «Старый уголок»– прозвища Французского квартала Нового Орлеана), который впервые смешали в «Карусели» – из бренди, водки, вермута, бенедиктина, настойки аптекаря Пешо и ангостуры. 

alamy/vostock photo
Фото: alamy/vostock photo


С 1949 года бар «Карусель» – питейная и литературная достопримечательность отеля Monteleone, детища belle époque, с фасадом, похожим на пышный торт. Из писателей, именами которых назвали несколько сьютов отеля, в «Карусели» засиживались Эрнест Хемингуэй, Теннесси Уильямс, Уильям Фолкнер. Стоит дождаться места у стойки, чтобы послушать, как бармен рассказывает байки и историю о Трумене Капоте, который «на этом самом месте» утверждал, что родился именно в гостинице Monteleone, в городе с неофициальным девизом «Пусть текут хорошие деньки!».