09 Октября 2017 года
Где-то там
Израиль, Иерусалим
L'Officiel Voyage N°11 сентябрь-октябрь 2017
Автор: Анна Голубева

Всем дом

У Иерусалима странный статус — он земной и небесный, он равно принадлежит истории и сегодняшнему дню, одному государству и всему миру. И о людях на его улицах часто можно сказать то же самое.

Питер Рего
Фото: Питер Рего

Иерусалим входит в десятку древнейших городов Земли и в пятерку самых быстрорастущих мировых столиц. С первого взгляда может показаться, что Старый город и новый – это две его разные ипостаси. 

Питер Рего
Фото: Питер Рего

Вот Стена плача в Старом городе, древнее инженерное чудо, она возводилась без помощи раствора, огромные блоки ничем не скреплены, но пригнаны так плотно, что ни стихии, ни завоеватели, ни время их не разрушили. 

Питер Рего
Фото: Питер Рего

А Струнный мост в новом городе – чудо современной инженерной мысли: у стальной конструкции длиной 360 и высотой 119 метров, по которой ходят пешеходы и ездит скоростной трамвай, всего одна опора. Если Стена плача – символ незыблемости иерусалимских традиций, то мост – эмблема современного города, его неукротимой жажды жизни и стремления быть в тренде. 

Питер Рего
Фото: Питер Рего

Старый город  обитаем с незапамятных времен – примерно 70 веков подряд. Новый совсем молод – поселения за стенами начали появляться только в 1850-м. Старый город и сейчас живет как тысячи лет назад: люди молятся на той же горе, поют те же псалмы, торгуют на том же рынке, пасут овец, ездят на ослах. 

Питер Рего
Фото: Питер Рего

А новый Иерусалим строит небоскребы, изобретает лекарства от рака, развивает биомедицину и информационные технологии. Но это не противостояние – иерусалимская современность не отменяет и не заслоняет его древности. 

Быть древней святыней и современным мегаполисом – значит уметь совмещать несовместимое. Иерусалим быстро меняется – и всегда остается собой. Этот город много знает о вечности – и полон энергии. И эту энергию ощущаешь физически, как будто тебя подключили к самому мощному зарядному устройству на земле.  

Питер Рего
Фото: Питер Рего

Запах  апельсина, иссопа, кофе с кардамоном. Крики муэдзинов, звон колоколов, глухой ритм барабанов. Смуглая кожа. Белая кожа. Черная кожа. Рыжие кудри. Прямые черные волосы. Карие миндалевидные глаза. Круглые голубые. Зеленые. Сколько же лиц может быть у одного города. 

Питер Рего
Фото: Питер Рего

Иерусалимские жители принадлежат к разным этническим группам, молятся на разных языках, носят разную одежду, сдабривают свой хумус разными специями, да и город часто называют по-разному. 

Питер Рего
Фото: Питер Рего

Одни считают его ступенью в  небо, другие – обителью пророка, третьи – домом Божьим. И все считают его своим домом. Это фундаментальное свойство Иерусалима – его с ходу хочется присвоить. 

Питер Рего
Фото: Питер Рего

Так и поступил еврейский царь Давид, отвоевавший его 30 веков назад у племени иевусеев. С тех пор за небольшое поселение в Иудейских горах на водоразделе между двумя морями – Средиземным и Мертвым  – боролись арамейцы и ассирийцы, персы и греки, арабы, турки, европейские крестоносцы, Византия, Римская империя и Британская империя. 

Питер Рего
Фото: Питер Рего

Спорная территория, желанный трофей, святыня трех мировых религий и один из главных перекрестков мировой истории. Иерусалим пребывает одновременно в разных временах и разных измерениях, за день  успеваешь несколько раз переместиться из одного в другое. Из еврейского квартала в армянский, из Старого города в новый, из средневекового христианского храма – в бедуинскую лавку, с античной улицы – в постмодернистский офис. 

Питер Рего
Фото: Питер Рего

Границы между эпохами, народами, религиями, традициями здесь кажутся прозрачными. Нет, они не смешиваются. Они соседствуют, спорят, расходятся, образуя иерусалимский контрапункт. Иерусалим принадлежит всем – значит, и вам тоже. 



Читайте также
Белый шум Иерусалима
Где-то там