23 Января 2018 года
Где-то там
Бутан
L'Officiel Voyage N°13 декабрь 2017 / январь 2018
Автор: Анна Карабаш, Ирина Баранова

Бутан: вверх, вниз, внутрь

Хроники путешествия, в котором движений по горизонтали было гораздо меньше, чем по вертикали.

Бутан: вверх, вниз, внутрь
Фото: Basil Pao/Aman

ВНИЗ

Рейс из Бангкока в Паро, город на западе Королевства Бутан, где расположен единственный международный аэропорт страны, – ночной. Если сесть слева у окна, то на рассвете можно увидеть Джомолунгму.
Аэропорт в Паро – один из самых сложных в мире для посадки из-за окружающих Гималайских гор. Лицензии есть только у пилотов, которые работают на две местные авиакомпании: королевскую Druk Air и частную Bhutan Airlines. Эти компании обеспечивают авиасообщение с Бутаном, и объемом их перевозок, а также числом мест в отелях ограничивается количество туристов в стране. Частным самолетам доступ в Бутан закрыт, если только за штурвалом не сидит все тот же сертифицированный властями местный пилот.
Второй фактор, которым регулируется турпоток, – обязательная пошлина за каждый день пребывания в стране: около 135 долларов. В эту сумму входит оплата услуг гида с автомобилем, чье сопровождение в путешествии по стране обязательно. 

Без гида по Бутану могут передвигаться только граждане соседней Индии. Но с Индией у Бутана вообще особые отношения. Гиды встречают туристов прямо в аэропорту. Они же помогают составить верный маршрут и расписание – чтобы впечатления нанизывались как бусинки четок, одна за другой, в верной последовательности.

Basil Pao/Aman
Фото: Basil Pao/Aman


ВВЕРХ

Из нашего лоджа в долине Паро мы отправляемся к Такцанг-лакхангу, «Гнезду тигрицы». Этот буддийский монастырь в 10 километрах от города – визитная карточка Бутана. Монастырь построен на скалистом уступе на высоте 3120 метров над уровнем моря. Его история ведется с XVI века, но по легенде все началось в VIII веке, когда в здешние пещеры на тигрице – так выглядел то ли укрощенный демон, то ли принявшая новое обличье его жена, прилетел медитировать Падмасамбхава, он же Гуру Ринпоче («Драгоценный учитель»). И благодаря ему отсюда по территории нынешнего Бутана начал распространяться буддизм.

Место, где расположен монастырь, труднодостижимо, но добраться туда по скалистым тропам можно, рассказывает в начале пути наш гид. Впрочем, тут повсюду горные тропы. Горы – основная достопримечательность, основная ценность и главный запретный плод для их любителей в Бутане. 

В стране более 20 семитысячников, но многие остаются непокоренными, так как с 2003 года, вот уже 15 лет, альпинизм в Бутане запрещен.

Нельзя восходить на вершины, заниматься скалолазанием, купаться в горных реках и озерах – люди не смеют вмешиваться в дела природы. Только горный туризм – прогулки по живописным тропам в сопровождении местных гидов. Причем не повсюду, а процентах на тридцати территории страны. Остальные 70% занимают национальные парки, и доступ туда закрыт совсем – и местным, и туристам. Пускают только лесников и западных ученых, которые исследуют флору и фауну Бутана. Так что самый могущественный человек в стране – министр леса, под чьим контролем эти парки находятся.

«Гнездо тигрицы» дается нам без особых трудностей, так что, спустившись, мы еще находим силы на Национальный музей в Паро, где изучаем традиционные маски, которые участвуют в религиозных мистериях. 

Basil Pao/Aman
Фото: Basil Pao/Aman


ВВЕРХ

Мы переезжаем в столицу, город Тхимпху. Туристам доступны несколько городов и долин в Бутане, в которых построены отели и организованы трекинговые маршруты. Для самых стойких и увлеченных есть маршруты с ночевками в горах – конечно, тоже в сопровождении гидов и с предоставлением отличных палаток и питания. Но от высотных холодов и горной болезни никто не застрахован, так что мы выбрали более комфортный вариант с дневными вылазками из отелей в горы. Без них никак. Королевство Бутан – страна, которая познается ногами. Десятки пеших маршрутов по долинам, и все со смыслом – идешь не просто так, а к храму. 

Дороги между долинами проложены через перевалы. Еще недавно до некоторых районов можно было добраться только пешком, а связи между деревнями в них могло не существовать вовсе. Сегодня переезд на машине между долинами занимает несколько часов по ухабам и серпантинам. Но в разговорах с гидом и наблюдении за происходящим за окном время проходит быстро. 

Вдоль дорог часто стоят продавцы овощей и фруктов: на прилавках много цветной капусты, картошка, разные сорта яблок и сколько душе угодно красных и зеленых перцев чили, во всех видах: вяленые, сушеные, свежие. 

Традиционную бутанскую кухню в Европе бы назвали здоровой – тут не знают о фастфуде и длительной переработке продуктов: варят, тушат или едят в сыром виде.

Из особенностей – обилие сладкого воздушного риса в качестве десерта.

Так что понятия «диета» и «вредные пищевые привычки» отсутствуют. С курением тоже все просто – его нет, запрещено по всей стране на государственном уровне. Зато есть бетель. Жевательную смесь из листьев этого вечнозеленого растения рода перец с добавлением гашеной извести и семян пальмы катеху употребляют все. Результат – бодрость организма, красные зубы и десны, привыкание и проблемы со здоровьем позднее. Персоналу дорогих отелей жевать бетель запрещено. Но его любители тут повсюду – искать не придется.

Basil Pao/Aman
Фото: Basil Pao/Aman


ПО ГОРИЗОНТАЛИ

Наш отель в столице Бутана Тхимпху оказался по соседству с королевским дворцом. Увидеть в городе короля – дело нехитрое, его кортеж с разноцветными мигалками, но не для запугивания населения, а скорее для красоты, часто проезжает по улицам. Мы тоже встречаем его и видим, как короля приветствует регулировщик в белых перчатках и парадном халате го – светофоров в городе нет.

В 2017 году правящая королевская династия Бутана Вангчук отметила 110-летие. На троне пятый ее представитель, 37-летний Джигме Кхесар Намгьял Вангчук, красавец и умница, с бутанским, индийским, а также американским и британским оксфордским образованием. Его жену Джецун Пему называют азиатской Кейт Миддлтон. В феврале 2016-го она родила наследника престола, который получил имя Джигме Намгьял Вангчук. 

Главное развлечение королевской семьи и ее друзей в свободное время – гольф.

Поле есть в столице. Королева также с юности увлекается баскетболом. Но главный национальный спорт Бутана – стрельба из лука. Мужчины собираются на стадионах после работы, чтобы пострелять из красивых старинных луков по мишеням с расстояния 50 метров. 

Население Тхимпху – около ста тысяч человек. Город вытянут с севера на юг по западному берегу реки Ванг-Чу и находится на высоте 2400 метров над уровнем моря. Из столичных достопримечательностей – крепость Ташичо XIII века постройки к северу от центра, где находится резиденция правительства, королевский дворец Деченчолинг в окружении садов в северном пригороде и гигантская статуя Будды в южной части. 

Также внимания заслуживает и пара монастырей, Танго и Чери. А напротив Ташичо, на другом берегу реки, здания нижней и верхней палат парламента – кстати, от них прекрасный вид на крепость, и фотографии в любое время года получаются восхитительные.

Поднимаясь к гигантскому Будде на вершину горы Чангри-Кенсел-Пходранг, на склонах мы встречаем целые рощи из деревянных шестов, украшенных белыми флагами. На шестах высечена главная буддийская мантра «Ом мани падме хум». Каждое скопление флагов – дань памяти человеку, ушедшему из жизни, объясняет нам гид. Таких белых рощ по склонам бутанских гор много – в местной традиции, когда человек умирает, его кремируют и прах развевают по ветру, а в ветреных местах устанавливают шесты с флагами, и они тихо хлопают на ветру. 

Поля белых флагов впечатляют гораздо больше, чем сам гигантский Будда. Статую из позолоченной бронзы высотой 51,5 метра изготовили в Гонконге, привезли в разобранном виде на самолете в Бутан. Комплекс под статуей включает храм со ста тысячами 20-сантиметровых и 25 тысячами 30-сантиметровых бронзовых позолоченных Будд.

Бутанский Будда – самый высокогорный в мире, а еще это третья по высоте статуя в Азии.

Basil Pao/Aman
Фото: Basil Pao/Aman


ВВЕРХ  

Следующий день приносит нам удивительное знакомство – с генеральным менеджером отеля Amankora и кантри-менеджером сети Aman в Азии Джоном Ридом. Впрочем, едва начинаешь с ним разговаривать – и забываешь обо всех звучных регалиях, настолько интересно, разнообразно и необычно он рассказывает о Бутане.

Американец, много лет живущий в Азии, из них 14 лет в Бутане. Неудивительно, что буддизм не просто часть его философии, но уже часть жизни. Каждое утро в 4:30 Джон встает, как и все монахи в Бутане, к утренней медитации. Затем три часа тренировки на горном велосипеде – не просто для поддержания формы, а для вполне понятной цели. В 2016 и 2017 годах Джон Рид принимал участие в самой, наверное, сложной велогонке в мире – Tour of the Dragon («Гонка дракона» – англ.): более 268 километров от Бумтанга до Тхимпху, через четыре горных перевала, нижняя точка трассы – 1200 метров над уровнем моря, самая высокая – 3430 метров. Среднее время гонки – 17 часов в пути, победитель выезжает из 11 часов. 

После тренировки – офисная работа. Сегодня во всех пяти лоджах Amankora в Бутане есть интернет, и при желании можно не выключаться из новостного потока. (Вот только желание довольно быстро пропадает – едва вкушаешь тишину и созерцательный ритм горных троп, на которых мобильная сеть не ловит.) Но у Джона Рида свой взгляд: «Я был так счастлив, когда в Бутане не было интернета и почти не работали мобильные. Интернет работал примерно так – вечером пишешь письмо, нажимаешь «Послать» и идешь домой спать. К утру письмо появляется в папке «Отправленные». У меня как у управляющего была полная автономия, я делал в Amankora все так, как считал нужным. С главным офисом не было оперативной связи. Общались факсами. Сейчас я иногда мечтаю вернуться в эпоху факсов». 

Ну а мы мечтаем о будущем, а пока трясемся в машине в направлении долины Гангтей. Обещали пять часов пути, но на деле уже выходит дольше – забегая вперед, скажу, что получились все восемь. Новые дороги строятся, рассказывает гид, а пока тем, кто торопится, могут за внушительную сумму вызвать вертолет. Но его тоже придется подождать – вертолетов в Бутане мало. 

Basil Pao/Aman
Фото: Basil Pao/Aman


ВВЕРХ

С утра отправляемся на церемонию долголетия в монастырь Гангтей-гомпа. Два часа волшебного многоголосия ламы и монахов на тибетском языке под аккомпанемент четырех музыкальных инструментов, в том числе флейты, которая сделана из бедренной человеческой кости. А вино, кстати, в конце церемонии наливают из чаши, выполненной из человеческого черепа и украшенной серебром. 

Владелец монастыря ринпоче Гангтен Тулку и его настоятель уважаемы не только в Бутане, но и далеко за его пределами. К ним приезжают на духовные каникулы китайские, сингапурские и американские акулы делового мира, а также звезды шоу-бизнеса. Останавливаются тут же, в маленьком гестхаусе монастыря, чтобы быть поближе к духовному учителю. Наплыв случается осенью. В это время в Бутане проводится фестиваль, во время которого показывают религиозные мистерии с участием монахов и актеров в традиционных масках – нам удалось увидеть их в музее в Паро. А еще это традиционное время для любителей бердвотчинга: осенью в Бутан слетаются редкие черношейные журавли.

Нам предлагают совместить приятное с красивым и в ожидании появления птиц попробовать бутанскую баню. Вид из домика, где проводится церемония, захватывает дух – перед нами уже знакомый монастырь Гангтей-гомпа, но на этот раз он вписан в декорации гималайской долины, где и останавливаются по возвращении из Тибета черношейные красавцы. 

ВНИЗ

Новый переезд привел нас в Пунакху. Столица Бутана до 1955 года, а в наши дни – зимняя резиденция Дже Кхемпо, главы бутанского буддизма, который с 300 монахами на зимний период переезжает в здешний монастырь XVII века постройки Пунакха-дзонг. Причина миграции проста и естественна – холода. Здесь они не столь свирепы: Пунакха – самая теплая область Бутана.

Чтобы попасть в крепость, нужно пройти по удивительной красоты консольному мосту через реку Мо-Чу. А в Пунакха-дзонге гид непременно расскажет о том, что в 2011 году здесь состоялась свадебная церемония короля – с соблюдением всех буддийских ритуалов.

Ждите также непременных разговоров о нескольких женах у каждого из прошлых бутанских монархов и нынешнем короле-однолюбе. Под них, а также под рассуждения о традиционном для Бутана многоженстве и природной предрасположенности к нему из-за плохого сообщения в стране мы доехали до деревни Сопсокха при монастыре Чими-лакханг. Пожалуй, ни одна другая бутанская деревня не сможет конкурировать с этой по числу фотографий в Сети. И причина вовсе не в живописности. Вы проезжаете подряд 10–15 домов и на всех видите изображения фаллосов. Они есть на всех фасадах. Но никаких шуток или пошлых намеков – лишь способ защиты от злых духов и своеобразный культ.

Saurabh Chatterjee/flickr.com
Фото: Saurabh Chatterjee/flickr.com


Началось все с буддийского учителя Друкпы Кюнле по прозвищу Священный Сумасброд Драконовой Линии, пассионария и эксцентрика, представителя бутанской буддийской школы Друкпы Кагью. С его благословения был основан здешний монастырь. А фаллос был элементом его духовной концепции, чем-то вроде лакмусовой бумажки для неудобных обществу вопросов, символом внутренней свободы – это если пересказывать объясняющие надписи на входе. 

Впрочем, физиологизма в историях о Друкпе Кюнле, ставшем героем не только буддийских сказаний, но и фольклора, хоть отбавляй. Рассказывают, что методы работы с населением у него были вполне понятными, потому и большинство обращенных им в буддизм – женщины. Но и его вклад в распространение буддизма в Бутане никто не отрицает, да и различные буддийские религиозные школы Бутана почитают его фигуру достойной уважения. А в монастырь потоком идут паломники, кто-то в поисках истины, а многие – с просьбой даровать им детей. И для них в монастыре хранится лингам из дерева и слоновой кости, которым страждущим стучат по голове – чтобы все получилось. 

ВВЕРХ  

Наш утренний транспорт сегодня – горные велосипеды. На них мы доехали до женского монастыря в долине Бумтанг. Спутниками нам стали сложный горный серпантин и проливной дождь. Но полчаса многоголосых мантр в исполнении хора из ста монахинь и разговор с ламой о сущности счастья искупили все страдания пути. А мы после такой красоты совершенно утратили дар речи и молчали до обеда, восхищенные и пораженные, не решаясь нарушить эту естественную тишину вокруг нас.

Слова вернулись на деревенском обеде в семье Кармы. Шеф-поваром выступала 49-летняя бабушка четверых девчонок, которые играли тут же в саду. Кроме нас на обеде был дальний родственник семейства, а по совместительству самый известный в Бутане актер, кинорежиссер и муж мисс Бутан. На столе была молодая картошка, чили в сырном соусе и гречневая лапша. Кстати, в Бутане гречка не менее популярна, чем в России, но не как крупа, а в муке – из нее готовят лапшу и хлебцы. Хозяйка рассказала, что к ней на обед заглядывает и королева-мать – она навещает тут, в Бумтанге, своего ламу и помогает одному из храмов. И еда на столе в этом случае ничуть не отличается.

ВВЕРХ  

В наш заключительный день в Бутане нам несказанно повезло – наш гид взял нас с собой на день рождения Намкая Ньинпо Ринпоче. В монастырском храме в честь ринпоче пели 300 монахов. Сам он на праздник не пришел, так как не успел закончить медитацию по случаю перехода в другое состояние своего коллеги и учителя, индийского ринпоче. Но все ждали даже не его, а чуда. 

В честь ринпоче Чогьялы Намкая Норбу обычно случается радуга, в один голос твердили местные. В прошлом году, например, был дождь, а потом случился целый хоровод радуг по всем четырем долинам региона Бумтанг. Но в этом году сухо, и надеяться на радугу не приходится. Однако чудесам в Бутане самое место – и вот оно: гало, уникальное оптическое явление, кольцевая радуга вокруг солнца. 

В Бутане постоянно надо загадывать желания. Увидел цветные флажки – к удаче, загадывай. Так что под конец уже и желаний не остается. Но одно точно можно загадать. И даже не один раз – вернуться в Бутан. Мы загадали.