07 Мая 2018 года
Где-то там
L'Officiel Voyage N°15 апрель 2018
Автор: Полина Сурнина

Наталья Григорьева: «Искусство и красота – не синонимы»

Главный куратор Центра фотографии им. братьев Люмьер — о «ленинопаде» на Украине, обломовщине глазами японца и о том, что превращает фотографию в искусство.

Наталья Григорьева: «Искусство и красота – не синонимы»
Фото: Из архива пресс-службы

Ваши последние сильные впечатления от мировых выставок арт-фотографии? 

Молодая фотография меня поражает редко. И дело не в том, что сейчас фотографии много и она стала хуже. Хорошего мало всегда. Но если работы XX века уже просеялись через сито времени и нам остались лучшие образцы, то в случае актуальной фотографии, которая развивается на наших глазах, нам самим приходится быть этим ситом. 

В ноябре я была на Paris Photo – это одно из главных впечатлений прошлого года. На эту ярмарку приезжают абсолютно все игроки фотографического рынка. И ты каждую секунду с кем-то обсуждаешь, кто что видел, кто с кем встретился, кто что нашел, кто заключил договор на какую выставку. А с другого торца Гран-Пале, где проходила ярмарка, шла выставка Ирвина Пенна, которую привезли из Метрополитен-музея. О ней, естественно, тоже все говорили. 

А летом я была на Les Rencontres d'Arles  во Франции. Это культовый европейский фестиваль фотографии. На нем показывают как классические работы, так и проекты, сделанные на актуальные темы. В последнее время в Арле все больше внимания уделяется фотографическим книгам. И в рамках этого направления была показана выставка Looking for Lenin, которую мы в апреле привезем к себе на фестиваль фотокниги «Фотобукфест». Как известно, на Украине после Майдана был издан приказ о сносе всех памятников Ленину – и швейцарский документальный фотограф Нильс Акерманн, и французский журналист Себастьян Гобер отправились исследовать этот «ленинопад». Выставка очень интересная, по-швейцарски нейтральная, но при этом ставит множество разных вопросов.

Из архива пресс-службы
Фото: Из архива пресс-службы
Юлиан Фаульхабер. «Автозаправка», 2008


«Фотобукфест» был впервые проведен в прошлом году – зачем он нужен?

К сожалению, в России сегодня практически нет площадок, где показывали бы современные фотографические проекты. Выставляют Серова, Айвазовского – а фотографы выкладывают свои работы в интернет или делают «деми». Это такие маленькие фотокнижки, основанные на какой-то идее: любой проект – это какая-то история, у нее есть цель, это не просто набор хороших фотографий. И любой фотограф мечтает либо сделать по проекту выставку, либо издать альбом. В рамках «Фотобукфеста» мы объявляем конкурс, нам со всего мира присылают эти книжки. Победившую мы печатаем в виде полноценной книги. Есть российское и международное жюри. Никакой политики – в прошлом году первый приз получил японец Икуру Куваджима за проект «Я, Обломов». На мой взгляд, очень актуальная тема, хотя о ней не кричат на каждом углу: что делать молодому поколению сейчас? Для многих обломовщина становится реальностью, и им очень трудно встать с дивана и оторваться от компьютера или телефона. Второе место занял проект, посвященный ситуации с футболом в нашей стране. Русский фотограф Сергей Новиков снимал стадионы в регионах. Мы будем показывать его работы летом, параллельно с чемпионатом мира, и надеемся спровоцировать какую-то общественную дискуссию. Вообще, конкурс призван помогать молодым авторам хоть как-то выйти за пределы внутреннего мира или мира своих близких друзей. 

Из архива пресс-службы
Фото: Из архива пресс-службы
Вонг Гуафенг. «Урок английского языка в Международной футбольной школе Пхеньяна», 2014


Вы говорите, что фотографы за неимением других возможностей выкладывают свои работы в интернет. А можно ли там увидеть готовые выставки? 

Кураторский продукт? Нет, это невозможно. Выставку нельзя сравнить с книгой, доступной в виде интернет-версии. С помощью виртуальных туров Google можно посмотреть все наши выставки, снятые в формате 360 градусов. Такое в музеях практикуется. Насмотренный человек, профессионал, который знаком с материалом, в состоянии оценить кураторский замысел, двигая мышкой, но только благодаря тому, что он стоял рядом с этой скульптурой или картиной, он знает, как она выглядит. Если вы не видели этих работ вживую, проникнуться выставкой на экране компьютера невозможно. Я смотрю фотографии не только глазами, но и руками. Эффект снимка очень зависит от того, в каком году он был напечатан, каким форматом, кто это делал – желательно автор. Когда мы печатаем фотографии со старых негативов сегодня, мы всегда пытаемся соответствовать образцам в авторской печати. Ведь и там есть свой замысел. 

Из архива пресс-службы
Фото: Из архива пресс-службы
Икуру Куваджима. «Я, Обломов», 2017


У вас огромная коллекция советской фотографии. Можно ли выделить какие-то закономерности в этих работах? 

Советская фотография так или иначе отражает образ жизни и мышления людей, проживавших в то время, никаких других закономерностей я не вижу. Но, как и в любом замкнутом от большого мира арт-социуме, происходило развитие своих жанров, среди советских фотографов тоже были свои первооткрыватели и законодатели тех или иных тенденций. Именно они и стали носителями  бренда так называемой советской фотографии. 

А где Россия выглядит наиболее фотогенично?

Россию фотографировали всегда – начиная с Сергея Прокудина-Горского и Максима Дмитриева, основоположника российской фотожурналистики. И не будем забывать про топографическую съемку: наши великие фотографы, нагруженные треногами и тяжелыми камерами, по заказу Русского географического общества ездили по всей стране и снимали реки, поля и горы. Есть замечательные альбомы. И сегодня множество людей посвящает себя съемке России. Но вот слово «фотогенично» мне не нравится, потому что речь идет об украшательстве, а искусство и красота не синонимы. Искусство фотографии разнопланово: это может быть красиво, весело или больно, оно может отражать социальные проблемы. Поэтому наша страна вообще очень фотогеничная, как вы говорите, но только потому, что в ней всегда происходит очень много всего: и хорошего, и плохого. 

Кого из тревел-фотографов вы бы привезли в Россию?  

ММОМА привозит в июле замечательного Стива Маккарри. Это один из лучших тревел-фотографов мира. Однако тревел-фотография в духе издания National Geographic, мне кажется, выходит из моды. Она сохраняется как жанр, но имеет все меньше отношения к искусству.

Фотографическая школа в духе великого советского фотографа Вадима Гиппенрейтера и Яна Артюса-Бертрана идеологически себя изжила, то есть в ней сделан такой объем работы, что переплюнуть этих замечательных авторов уже очень непросто. Все, что создается в таком стиле сегодня, по сути, уже плагиат.

С развитием фототехники тревел-фотография стала массовой. Любой человек, у которого есть желание снимать и деньги на хорошую камеру, может делать неплохие снимки в путешествиях. И жанр сам собой ушел из музейного и галерейного пространства. 

Из архива пресс-службы
Фото: Из архива пресс-службы
Нильс Акерманн. «Одесса. В поисках Ленина», 2015


И как вернуть тревел-фотографию в музей?

Придав ей актуальность. Есть такой замечательный канадец Эдвард Буртинский. Он снимает индустриальные пейзажи. Я не могу сказать, что это в чистом виде тревел-фотография, потому что у его гигантских снимков всегда есть какая-то экологическая идея. Он показывает, например, что происходит в устьях рек в связи с изменением климата. Ездит по миру и снимает это. Есть журналы, которые держатся на красивых картинках земного шара. Но если мы говорим все-таки об искусстве, то актуальность, конечно, первична. Априори фотограф должен уметь обращаться с камерой. А все остальное – уже его замысел, который он воплощает с помощью своего умения. В последние 10 лет ничего принципиально нового в фотоязыке не появилось. Меняется техника со скоростью звука, и становится проще реализовывать свои идеи. Арт-фото XXI века – это демонстрация концепций. Мы говорим о том, что происходит с нашей головой. 

Например, мы в июле делали большой проект о Северной Корее. Были показаны девять авторов, которые путешествовали по стране в разные периоды своей жизни. Известно, что Северная Корея контролирует работу фотографов и ничего нельзя снять без разрешения. Так что зритель видел красивые площади, стадионы, совершенно шикарные, выстроенные по цвету композиции. Но через эту идеальную картинку каждый фотограф пытался рассказать нам о тех проблемах, с которыми сталкивается человек, либо путешествующий по Северной Корее, либо живущий в ней. Все это мы дополнили съемками из архива АПН – то есть показали страну глазами фотографов разных поколений. Возможно, первоначально это была тревел-фотография, но она превратилась в достаточно серьезный социальный проект, который мы здесь сформировали, собрав у каждого автора определенные работы. 

Из архива пресс-службы
Фото: Из архива пресс-службы
Сергей Новиков. Лазаревское, Краснодарский край, 2014


А какие выставки в апреле идут в центре? И на какую аудиторию они рассчитаны?

Дуглас Киркланд, который снимал голливудских звезд и Коко Шанель, и молодой немецкий фотограф Юлиан Фаульхабер – в малом зале. У нас, как и у всех выставочных пространств Москвы, разная целевая аудитория. Красивые девушки, которые интересуются всем, что происходит в моде, идут в зал Шанель. Люди, которые обожают кино, предпочитают голливудскую часть. А Фаульхабера идут смотреть дизайнеры, эстеты, продвинутая молодежь. 

Последний вопрос – могут ли любительские снимки быть искусством? 

Наверняка у вас тоже есть фотография, которая вам удалась, и вы с радостью показываете ее своим родственникам, знакомым и друзьям. Это большая победа, но к искусству фотографии это не имеет никакого отношения. Художник живет творчеством 24 часа в сутки. Он пытается создать то, что никто до него не создавал.